вторник, 25 февраля 2014 г.

«Мы не встанем на колени перед президентом»


Осужденные «узники Болотной» правильно понимают значение слова «свобода» — а это не просто возможность выйти из клетки.
Приговор по «болотному делу» оказался жестоким, хотя и не напрямую. Обвиняемых не «закатали» сроками, хотя текст, который прочитала судья Никишина, позволял дать и больше, чем просили прокуроры, вплоть до восьми-девяти лет: «У суда нет оснований сомневаться в показаниях свидетелей обвинения. Все восемь подсудимых виновны. Они прибыли на митинг все вместе, хотя отрицают свое знакомство. Психологически были готовы к совершению опасного деяния».
Вот тут суд ошибается. «Узники Болотной» действительно не были знакомы друг с другом до того, как оказались в одном аквариуме на процессе, но именно здесь, в суде, они стали сплоченной командой, психологически готовой ко всему. Кажется, вопрос сроков не волновал ни одного из семерых мужчин, сидевших в клетке. Все они переживали только за Александру Наумову, которая в случае реального срока могла сегодня же из-под домашнего ареста попасть в СИЗО. Второй раз она принесла на процесс сумку с личными вещами, рядом все время маячил пристав с наручниками. Когда выяснилось, что это был просто элемент психологического давления и наказание для нее будет условным, Саша разрыдалась. Хотя в действительности приговор для нее во многом более строгий, чем для всех остальных. Даже Сергей Кривов, получивший четыре года колонии, через девять месяцев может рассчитывать на УДО. Наумовой же придется провести под домашним арестом до момента вступления приговора в законную силу, то есть с момента апелляции, дата которой еще не назначена.
В апелляцию идут все, даже Ярослав Белоусов и Артем Савелов, получившие меньше трех лет, — для них с учетом отбытого в СИЗО срок УДО уже наступил. Недаром на вопрос судьи, понятен ли им приговор, ребята ответили хором: «Нет!» Еще в прениях каждый из них заявил, что полностью не признает вины и будет добиваться вынесения оправдательного приговора.
О смягчающих обстоятельствах. «Зимой 2012 года у Степана Зимина умерла мама, — зачитывает Никишина. — Однако какие-либо документы, подтверждающие сообщенные подсудимым сведения, суду не представлены». Вообще-то свидетельство о смерти есть в деле, и я не понимаю, зачем нужно было так напоминать об этой трагедии. Степан, обычно безразличный к тому, что происходит в процессе, едва не плачет.
В понедельник, в отличие от пятницы, уличную группу поддержки в зале суда было слышно плохо, потому что омоновское оцепление было выставлено на дальних подступах к зданию. Но в один момент из окна явственно и громко прозвучало скандирование «Свободу!» и раздались глухие удары, как будто бы на улице прорвали оцепление и принесли к суду большой барабан. Но потом мы поняли, что это стучат по стенкам переполненного автозака люди, которых забрали за поддержку «болотников» и повезли прямо под окнами суда в ОВД (многих потом вернут обратно в Замоскворецкий суд и вечером во второй раз заберут на подступах к Манежке).
Вскоре после приговора пресс-секретарь Путина Песков заявил, что «узники Болотной» могут просить о помиловании. Дежурная фраза, в действительности не несущая в себе никакого смысла (о помиловании могут просить даже маньяки-убийцы, из чего вовсе не следует, что они его получат),  вызвала возмущение. «Мы не встанем на колени перед президентом, — сказала мне Стелла Антон, мама Дениса Луцкевича. — Он посадил невиновных мальчиков, пусть это будет на его совести».
Александра Духанина (Наумова) — 3 года и 3 месяца условно. Не менять место жительства.
Артем Савелов — 2 года и 7 месяцев.
Алексей Полихович — 3 года 6 и месяцев.
Денис Луцкевич — 3 года и 6 месяцев.
Сергей Кривов — 4 года.
Степан Зимин — 3 года и 6 месяцев.
Ярослав Белоусов — 2 года и 6 месяцев.
Андрей Барабанов — 3 года и 7 месяцев.
Источник: www.novayagazeta.ru

Комментариев нет: