понедельник, 13 мая 2013 г.

Россия по уровню технологий отстает на 50 лет


Новость на Newsland: Россия по уровню технологий отстает на 50 лет
Нам пора учиться конкурировать с Китаем. Сейчас только ленивый не пинает действующее правительство за бездеятельность и непрофессионализм.
Наверное, чуть ли не каждый министр или вице-премьер в нем – сам по себе человек умный, толковый, симпатичный. Но вместе они не производят впечатление слаженной, ответственной команды. В том числе из-за отсутствия у правительства четких, понятных всем целей (ориентированных, в первую очередь, на повышение благополучия граждан), отсутствия ответственности за достижение запланированных результатов. Нет ответственности, значит, нет никакого контроля. В отсутствии контроля – нет результата. Прописные, вроде бы, истины… Но нам-то от этого не легче. Так можно еще лет пять проговорить о безответственности правительства, о застое в экономике, и т.п. и т.д., упустить время, и окончательно отстать от развитых стран. Навсегда закрепить за страной статус мирового сырьевого придатка. Но этот путь – в никуда. В мировой экономике надвигается «девятый вал», а наши капитаны из правительства и их помощники из «лоцманской команды» предпочитают исходить из того, что вот-вот всё утихнет и «будет как всегда». А если уже не будет? Надо быть готовым ко всему в этом «новом дивном» мире, перегруженным долгами, дисбалансами и без четкого понимания «куда ж нам плыть»!
Делай хоть что-нибудь!
Как поется в известной песенке, - «Будь или не будь! Делай хоть что-нибудь!». Уж сколько ученые-экономисты твердили миру: нужна система стратегического планирования и управления. Не избитые «усилить» и «углубить». А внятный план, из которого всем понятно: где будет страна через 10-15-25 лет? Сможем ли мы в целом и каждый по отдельности конкурировать с развитыми странами? Это должны быть не политические выдумки и фантазии, типа, в 1980-м году все будут жить при коммунизме. Нужна, повторюсь, реальная стратегия, модель национального развития страны. Свои с Сергеем Глазьевым (экономическим советником президента) мы представили в докладе «Новый курс: Стратегия прорыва».
Противники самостоятельной модели национального развития России обычно либо используют «планирование» как жупел (мол, хотите возродить экономику дефицита с Госпланом и Госснабом). Либо снисходительно сравнивают попытки отладить систему стратегического планирование с «пчеловодством»: безвредно и потому, мол, несерьезно. На самом деле, стратегическое планирование в современном мире – мощное организационное оружие. Недаром ЦРУ и другие подобные организации выпускают доклады типа «Мир-2050», моделируя сценарии глобального развития и создавая коллективы из сотен, если не тысяч лучших экспертов по всему миру.
Сегодня тот, кто формирует «образ будущего», ожидания, тренды производства и потребления – тот побеждает в глобальной геополитической и геоэкономической войне.
Уже сейчас по уровню развития технологий мы отстаем от развитых стран примерно на 50 лет. Это ни для кого не секрет. Как, слава Богу, и то, что - ни мы первые, ни мы последние. И до нас были страны с таком дикой технологической задержкой в развитии. Поэтому накопился опыт решения такой проблемы. Взять хотя бы Финляндию. До революции 1917 года была частью российской империи, отсталым регионом. Став самостоятельным государством, они сделали ставку на развитие лесной промышленности. И вроде бы все получалось (качественная продукция, рост экспорта), но встать вровень с развитыми странами – ну, никак!
Тогда чиновники из финского правительства собрали ученых, специалистов, видных политиков, предпринимателей. Почесали головы (какие же отрасли им необходимо развивать, чтобы не отстать от Западной Европы?) И тогда, исходя из масштабов страны, потребностей своей экономики, желаемого уровня благосостояния граждан решили сконцентрировать все свои усилия на телекоммуникационной отрасли.
Вскоре появились ныне широкоизвестные мобильные телефоны Nokia. Решение, повторюсь, было принято загодя – примерно в 1980-м… В то время компания Nokia была малоизвестным производителем резино-технической продукции - от галош до шин. Сейчас это одна крупнейших корпораций в мире.
В начале нулевых финны снова устроили мозговую атаку и приняли решение сосредоточиться на развитии биотехнологий. Не сомневаюсь, что по прошествии 10 лет Финляндия и здесь станет ключевым игроком. А где будем мы, наша страна?
За последние годы в нашей стране созданы некоторые элементы системы стратегического планирования (например, принята Концепция долгосрочного социально-экономического развития России до 2020 года). Однако многое из задуманного осталось нереализованными из-за дефицита средств в условиях мирового кризиса.
Что мешает нашему правительству пригласить ученых, бизнесменов, общественных деятелей и по примеру финнов устроить мозговой штурм?
Пора перестать мыслить в «прокрустовом ложе» монетаристских подходов, когда все стимулы и ограничения развития сводятся к наличию (отсутствию) денег, к формированию «кубышки» (резервных фондов где-то «за бугром»). Надо вспомнить собственный опыт запуска крупных проектов – начиная с ГОЭЛРО (придумана еще в царской России), строительства индустриальной экономики, атомной и космической программы, освоения нефтегазовых месторождений Севера и трубопроводов в Европу в 1970-х.
Стратегия прорыва
Разумеется, при выборе приоритетов необходимо исходить не только из прорывных технологий, которыми обладает Россия (никуда не денешься, нужно учитывать ее нынешнее положение в мировом разделении труда). Поэтому и в будущем значительная часть российской промышленности, в том числе высокотехнологичной, продолжит работать на обеспечение потребностей добычи и переработки природного сырья.
Между тем, у нас огромны резервы в технологической модернизации в сельском хозяйстве, сфере услуг, особенно в ЖКХ, на транспорте и в таких отраслях производства общественных благ, как образование, здравоохранение, государственное управление.
В тоже время, я убежден, мы должны сделать ставку на высокоинтеллектуальные производства, инновации в большинстве отраслей и непрерывному образованию в большинстве профессий. От общества потребления пора переходить к обществу развития, где высоко ценится научно-технический и интеллектуальный потенциал и предъявляются высокие требования к качеству жизни и экологичности среды обитания. Вот почему базовыми отраслями нового технологического уклада России должны стать наука, образование и здравоохранение.
Важный элемент системы стратегического планирования - развитие транспортной, телекоммуникационной и энергетической инфраструктуры. В настоящее время потребность в транспортных услугах удовлетворяется только на 60–70%, а простои составляют до 40% общего времени транспортного обслуживания.
Мощнейший локомотив модернизации и инновационного развития экономики – это формирование высокоразвитой системы транспортных коммуникаций, включающей высокоскоростной железнодорожный и автомобильный транспорт, развитую сеть авиаперевозок, транспортных узлов и логистических центров.
Что еще важно… За создание и развитие самой системы стратегического планирования не должна и не может отвечать исполнительная власть (правительство, министры, губернаторы). Когда исполнитель сам ставит себе задачи – он их поставит так, чтобы никто кроме него не мог проверить качество и напряженность исполнения задач.
Поэтому общесистемный уровень (постановка целей, определение процедур и стратегический контроль) – это уровень Президента и Совета безопасности РФ. В условиях фактически начавшейся мировой валютно-финансовой и геоэкономической войны нужно уделить достаточно внимания формированию «гражданского Генштаба». Выделить интеллектуально-кадровые, организационные и финансовые ресурсы. В противном случае, мы будем продолжать заимствовать идеи и модели развития – с соответствующими интересами их «заимодавцев».
Россия уже не может себе позволить ни заемной (в духе Петра Великого) насильственной модернизации, ни импортной макроэкономики.
Только вперед!
Застой в экономике всегда характеризуется лихорадочной активностью всякого рода поспешных и поверхностных изменений (вспомним вторую половину 1980-х годов). Такая активность, как чахоточный румянец есть проявление глубокого нездоровья системы управления.
При оценке оптимального сочетания институтов государственного регулирования и рыночной самоорганизации нужно учитывать гуманитарный характер нового технологического уклада. Его высокие требования к системе воспроизводства интеллектуального потенциала – науке, образованию и подготовке кадров. Предоставление этих сфер «свободной игре рыночных сил» часто ведет к их деградации, подрыву главного фактора современного экономического роста – человеческого капитала.
Когда систему образования начинают реформировать на принципах рыночного фундаментализма, это приводит к быстрой сегментации рынка образовательных услуг с деградацией массового образования. Необходимо сохранение государственного контроля, регулирования и финансирования системы образования и культуры. Резко повысить роль государственных институтов в стимулировании инновационной активности.
Ставку надо делать на кардинальное расширение творческой составляющей в школьных программах, восстановление сети учреждений детского творчества, включение в программы высшего и среднего специального образования изучения методов решения изобретательских задач, замена чисто развлекательной модели электронных СМИ информационно-просветительской.
Именно кратный рост инвестиций в «человеческий капитал» (образование, науку, медицину и культуру) является ответом на низкие инновационные показатели и рейтинги страны, а не какие-то пиар-акции и точечные проекты типа «Сколково». Ядро новейшего технологического уклада не удастся создать, инвестируя (как это делает, например Роснано) десятки и сотни миллионов долларов в передовые разработки за рубежом, либо, как пытается руководство Министерство образования и науки, заимствуя импортную модель развития науки в университетах, отказываясь от наследства Российской академии наук.
Обычные граждане не читают мудреных концепций развития страны до какого-то там года, не утыкаются в графики и прогнозы. По понятным причинам, большинству это не интересно. Поэтому любая программа (план, концепция, модель) стратегического развития России в конечном итоге должна быть изложена просто и понятно – с указанием конкретных целей, близкий каждой семье, сроков реализации, персональной ответственностью министров. Это как с материнским капиталом: второй ребенок в семье – 250 тысяч от государства. Это понимают все и поддерживают.
Но нельзя впадать и в другую крайность, когда перед страной ставится, например, задача догнать Португалию по уровню благосостояния. Это разве цель? Россия не Португалия, и никогда ей не будет ни по каким параметрам. Да и где оказалась экономика Португалии осенью 2008 года в разгар глобального финансового кризиса? Правильно, сорвалась в штопор. Рост безработицы, дыры в бюджете, кризис, одним словом.
Россия должна и может конкурировать с Китаем, США, крупнейшими экономиками Западной Европы, другими странами БРИКС. Вот о чем надо думать правительству. И не отмахиваться от поддержки ученых и всех заинтересованных экспертных сообществ – «гражданского Генштаба».
Глеб ФЕТИСОВ, член-корреспондент РАН, председатель Совета по изучению производительных сил при РАН и Минэкономразвития
Глеб ФЕТИСОВ
Источник: mk.ru

Комментариев нет: