понедельник, 3 февраля 2014 г.

Возвращение гласности.


Я - один из основателей национально-демократического движения татар в годы перестройки. Считал и всегда считаю, что только при демократии и свободе раскрываются способности человека и народа, только при этом есть будущее человечества. Как говорил Черчилль, как бы демократия плоха не была, человечество лучшего ничего не придумало.
Я человек скромный. Но, отбросив скромность, хочу отношения с властью предать гласности. С начала моей деятельности в квартире было четыре обыска, сотни повесток в милицию, в следственный комитет, в суд, в прокуратуру. Если кто не верит, могу показать, половина бумаг еще цела. Было четыре нападения. Теперь все по порядку.
Это было 88-89 годах. Когда я возвращался домой с нашего собрания, двое молодых людей накинулись на меня без всяких причин. Но я в молодости занимался спортом и прошел через многое, они получили достойный отпор.
В тот же год, ночью, пьяный крепыш, выбив дверь, ворвался в квартиру (тогда еще не было железных дверей, в дом С20,кв.112). Но я ударил топором плашмя, оглушил его. Позвонили в милицию и его увезли. В тот день у нас было собрание, готовили мероприятие.
Скажете, случайность? Хорошо, третий случай. К нам 1990 году приехал из Казани писатель Заки Зайнуллин. После собрания на остановке на нас напала группа молодых ребят. Но, стоявшие рядом наши парни из национального движения быстро с ними справились и мы, поймав автобус, отвезли их в милицию. Эти ребята оказались демобилизованными солдатами – пограничниками. Если не ошибаюсь, тогда пограничники подчинялись КГБ.
Четвертый случай был в 1992 году. После собрания, я почему-то задержался. Шел поздно по улице. Двое молодых парней, без лишних слов, начали меня бить. Вижу: спортсмены-каратисты, работают ногами, стараются попасть в голову. Меня выручило прежние занятия боксом, увертывался от ударов. Но слишком сильные и подготовленные они были. Думаю - конец. Тут вспомнил, что у меня есть газовый баллончик и впрыснул им прямо в рот. Я для них был жертвой, они потеряли осторожность. Газ их парализовал. К счастью, недалеко проезжал патруль, и нас увезли в милицию. Напавшие оказались сами милиционерами 23-24 лет, фамилии Колобов и Марчихин. Паспортные данные я записал.
После этого нападения остановились, может быть пока. Конечно, я понимаю, у спецорганов есть много способов «нейтрализовать» человека (их жаргон). Российские спецслужбы, начиная с царской охранки, собрали много тайных знаний (и пускали в ход) для уничтожения человека и даже целых групп. Они не только выше всякого закона. Они диктуют всем органам власти свою волю.
Приведу пример. Предпоследнее уголовное дело в 2011году по 282 статье на меня открыли за то, что вышел на пикет с плакатом «не уважаешь язык коренного народа – чемодан, вокзал, Россия, Русь». Этот плакат пришелся не по душе русскоязычным, требовавшим отмены татарского языка в школах, устроившим митинг там же. Суд РФ всегда на стороне шовинистов. Начали вызывать в следственный комитет. Как-то совпал вызов в СК и вызов в Казань по гражданскому делу в один день. Замруководителя ФСБ Челнов Викентьев сказал мне, что они отменят время казанского суда. Другой случай. Вы знаете, как важно для нас, татарских патриотов, участвовать в день памяти татарского народа 15 октября. И вот Викентьев сказал, ты не будешь там. И мне дали повестку в СК через ФСБ явиться в этот день. Получив повестку через дежурного ФСБ, я отправился в СК. Была суббота, оказывается, СК не работал.
Думайте сами, где независимость госорганов? Однажды хотел поговорить с молодым работником ФСБ Регилом, договорились о встрече по телефону. На следующий же день Викентьев позвонил и сказал, нечего встречаться. Не думаю, что Регил доложил об этом. Наши телефоны всегда прослушиваются. Спецорганы изучают тонкости нашей частной жизни. Находят слабые места и бьют по этим местам. Из своей пенсии, размер которой составляет девять тысяч рублей, я плачу долг до 50% своему 30-летнему сыну, живущему в Казани. Выплаты гражданским судом несколько раз приостанавливались, находили компромисс. Но потом они снова возобновлялись, судебные приставы не раз говорили, что в этом заинтересованы высшие органы. Друзья мне показали «российскую» газету от 19 сентября 2012 года, где я состою в списке экстремистов и террористов. Правда, террористы там были отмечены малозаметной звездочкой. Такой звездочки у меня не было. А вот в банковском ордере № 4006 сбербанка рядом с моей фамилией появилось слово латинскими буквами «TERROR». С солдатской прямотой глава государства говорит, что террористы должны быть уничтожены. Это сигнал для сослуживцев из КГБ-ФСБ. Нетрудно догадаться, к чему они подводят, поставив такое клеймо. Мне седьмой десяток, за себя не боюсь, а вот молодому поколению будет ужасно жить в этом средневековом мракобесном государстве, попирающем все права человека и, подписанные СССР – РФ, международные пакты об экономических, социальных и культурных правах, принятых в ООН. Вот так я должен жить на воде и хлебе, не могу получить социальные выплаты через банк. В 2013 году опять открыли уголовное дело за статью «Общество защиты родного языка», более чем десятилетней давности. Беспредел властей полнейший. Теперь я начал понимать, почему на Кавказе ведут вооруженную борьбу. Должен же быть контроль за спецслужбами и властями?! Их доходы не должны быть государственной тайной. В цивилизованных странах есть гражданское общество, которое контролирует все. Зачатки гражданского общества, которые появились в 90-х годах, теперешним режимом подавлены окончательно. У власти находятся примитивные, недалекие, мстительные люди. Интеллигентностью абсолютно не пахнет.
В конце своей статьи хочу напомнить слова украинского патриота,- если народ выбирает между свободой и хлебом хлеб, то в конце концов он оказывается без хлеба. Если выбирает свободу, то в конце концов все равно будет хлеб, никем не отбираемый! И своими словами, если наше молчание для властей золото, то для нас оно гибель!
Экс-председатель ВТОЦ
Аглиуллин Зиннур

Комментариев нет: