четверг, 6 марта 2014 г.

«У нас нет закона о референдуме. Это явная попытка взвинтить ситуацию на полуострове»

«У нас нет закона о референдуме. Это явная попытка взвинтить ситуацию на полуострове»

Леонид Пилунский. Фото: ktelegraf.com.ua
Оппозиционный новым крымским властям депутат Верховной рады Крыма (ныне вместо нее на полуострове – Верховный совет, состоящий, в основном, из тех же депутатов) Леонид Пилунский рассказал Slon, что происходит в Крыму и как принималось решение о переносе сроков референдума.

– Расскажите, вы в курсе, как проходило голосование в Верховном совете Крыма?

– А, похоже, об этом мы толком не узнаем. Там было абсолютно закрытое заседание, на котором присутствовали только избранные журналисты. Был ли там кворум, мне сказать сложно, потому что меня и других депутатов Верховной рады Автономной Республики Крым, в чьем мнении по поводу референдума сомневались, не пригласили. Вчера были слухи, что новоиспеченный глава Крыма господин Аксенов отправился в Москву за деньгами, поэтому все предполагали готовящееся ускорение референдума Это все очень странно, но в целом для такого парламента, который ни с чем не считается, нормально. Но такое голосование в данной ситуации, конечно, ни в какие ворота не лезет. Такой парламент не имел права выносить такого решения, у нас нет закона о референдуме. Это явная попытка взвинтить ситуацию на полуострове.

– Как работает ваш новый парламент?

– Этот совет заседает в здании фактически разогнанной Верховной рады Крыма. Там находится неизвестное количество вооруженных людей. Снаружи две машины с оружием, внутри вот эти зеленые человечки без опознавательных знаков на форме, но с автоматами. Совершенно непонятно, как он работает, кто как там голосует. Я попытался вчера пройти в здание парламента, но мне вход преградили.

– А что-то в последние дни необычное в Крыму происходит?

– Ну, сегодня, например, на частном телеканале «Черноморка» без всяких лицензий началось вещание «России 24». Вы знаете, наверное, что на днях у нас был отловлен спецпосланник Генсекретаря ООН, посажен в микроавтобус и увезен в аэропорт. Вчера и позавчера были убиты хозяева ночных баров, на помещения которых вроде бы посягал кто-то из заседающих в новом парламенте. Вчера разгружался десантный корабль, оттуда высаживались кубанские казаки. Ну, это же открытая интервенция. Еще президент Татарстана пытался крымских татар сагитировать перейти на сторону России, у него ничего не вышло. Сейчас Крым переживает страшную агонию с огромным количеством людей, бегущих отсюда.

– Вы утверждаете, что назначение референдума незаконно. Но тем не менее он, похоже, пройдет. Как тогда быть его противникам?

– Нужно заканчивать виртуальные разговоры о помощи, а заняться ею серьезно. То, что делает Путин сегодня, – это абсолютный пересмотр результатов Второй мировой войны и тех принципов, которые были установлены после нее в Европе. Принцип ООН решать все территориальные вопросы мирным путем, конечно, и так-то не очень работал. Но что делает Россия? Еще полгода назад ваша страна говорила: не вводите войска в Сирию, мы все решим мирным путем. А сама вводит теперь войска в Украину.

И вообще, не забывайте, что, прежде чем что-то делать, надо подумать. Вот как эти самозваные власти Крыма будут после отделения решать вопрос о воде, о населении, об электричестве? Они подумали об элементарных вещах вообще? Если бы Крым был самодостаточной территорией, то этот вопрос не стоял бы. Скажем, был пример самопровозглашенного государства Биафра, пытавшегося отделиться от Нигерии. Но это была самодостаточная территория – алмазы, уран, золото. И люди, жившие на этой территории, боролись за то, чтобы не делиться своими богатствами с метрополией. Они знали, что они сами вырастут. Или Каталония с Барселоной, у которых Мадрид отнимает заработанные деньги. Там такие разговоры могут быть, потому что там есть экономический сепаратизм. А у нас? Ну, допустим, во время военных действий повредят плотину Каховского водохранилища. Тогда на восемь метров падает уровень воды в водохранилище – и Крым остается без воды вообще!

– Но вы так и не ответили, что будет после референдума, который вот-вот уже состоится.

– У нас нет закона о референдуме. И все.

– И что?

– Это значит, если он будет проведен, то ни Крым, ни власти Украины не должны обращать на него никакого внимания.

Комментариев нет: