пятница, 26 апреля 2013 г.

Уход Путина от прямых ответов опасен для него самого


Новость на Newsland: Уход Путина от прямых ответов опасен для него самого
Глава государства уже балансирует на грани, как когда-то Горбачев. 

Вчера состоялась прямая линия президента Путина с народом. По работе пришлось прослушать ее почти всю. Ну и нудное оказалось мероприятие! Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Дело в том, что Владимир Путин обладает уникальной способностью отвечать на вопросы. Обычный человек отвечает на вопрос «да» или «нет», либо делает выбор между предложенными альтернативами. Например, человека спрашивают: «Вы любите чай или кофе?» Ответ: «Я люблю чай».

Но Путин всегда «отзеркаливает» вопрос. Что это значит? Это значит, что вопрос включается в ответ целиком. Спрашивающему кажется, что президент с ним согласился, однако это – лишь иллюзия. Путина спрашивают: «Что Вы любите – чай или кофе?». Президент отвечает: «Согласно Конституции России граждане имеют право свободного выбора между чаем и кофе. Я не исключаю для себя возможности в ближайшей перспективе выпить чаю, но при этом с уважением отношусь к вероятности выпить кофе».

Любители чая думают, что Путин высказался за чай, кофеманы полагают, что за кофе. Но реально Путин вообще ничего не сказал. Эта манера отвечать на вопросы и принесла ему президентство. Как это выглядит на практике?

Путина спрашивают: «Вы еще собираетесь терпеть Чубайса во власти? Ну и традиционный вопрос для огромного количества россиян: когда его посадят наконец за решетку?» Казалось бы, на такой резкий вопрос возможен однозначный ответ: «Да, скоро посадят». Или: «Нет, Чубайс – хороший человек».

Но в реальности Путин ответил так: «Анатолий Борисович Чубайс остается такой нужной очень для нас фигурой, на которую постоянно общественное мнение отвлекается, когда что-то не нравится. Я считаю, что и он, и ряд тех людей, которые с ним работали тогда, конечно, совершили много ошибок, и образ определенный сформировался... Там много всего смешного. Например, в окружении Анатолия Борисовича в качестве советников, как выяснилось сегодня, работали кадровые сотрудники ЦРУ США... Вы сказали: как долго терпеть его во власти? Его нет во власти, он возглавляет государственную, но все-таки коммерческую структуру, и во властных структурах не присутствует... Я совершенно не собираюсь защищать Чубайса. Больше того, по многим вопросам (хотя он мне много рассказывал, что он в политику не лезет, а я вижу, что лезет) он в известной степени является моим оппонентом по некоторым вопросам. Но взять так огульно человека, заявить, что он – преступник, что он что-то украл, – это не по-честному, это неправильно. И мы так делать не будем».

Я не просто так привел этот большой отрывок. Он демонстрирует путинский метод ответа на вопросы.

Итак, спрашивают: надо ли сажать Чубайса? На это Путин отвечает: 1) Чубайс – человек нужный; 2) но он совершал ошибки; 3) он был окружен агентами ЦРУ; 4) его нет во власти (хотя он и возглавляет государственную корпорацию «Роснано», глава которой назначается президентом); 5) Путин не хочет защищать Чубайса; 6) называть Чубайса преступником не надо.

То есть вроде как, с одной стороны, Чубайс – человек, окруженный шпионами, с другой – не преступник. А кем же тогда считать человека, окруженного шпионами? То есть Путин осудил Чубайса. Это с одной стороны, а с другой – поддержал. Ведь Чубайс – не преступник, хоть и был окружен агентами ЦРУ... Такой вот парадокс.

Аналогичная ситуация – вопрос по Сердюкову. Путина спрашивают: «Как Вы, Владимир Владимирович, как гарант нашей Конституции видите свою роль в том, чтобы расследование вот этой кучи уголовных дел, расследование и по «Оборонсервису», и по Васильевой, и по Сердюкову, шло в нормальном, честном, открытом, принципиальном русле, а не превращалось в какую-то пародию, над которой смеется народ?»

Путин отвечает: «Вы сказали по поводу того, что факты доказывают вину всех Вами перечисленных лиц. Доказывают эти факты вину кого бы то ни было или не доказывают, может определить только суд... «Кто-то сидит, а Васильева разгуливает в своей шикарной квартире» и так далее... Вы знаете, ведь от того, что кто-то сидит, особенно если сидит неправосудно, не значит, что Васильеву и иже с ней нужно посадить. Нужно посмотреть не на то, сидит ли она, а нужно посмотреть на то, справедливо ли сидят другие люди, нет ли там злоупотреблений со стороны органов власти и правопорядка. Вот на что надо обратить внимание».

То есть президента спрашивают, когда понесет ответственность Сердюков: ведь коррупция в министерстве обороны не могла существовать без его ведома. Президент отвечает, что вину может определить только суд. «Формально – правильно, по сути – издевательство», – как говорил Владимир Ильич Ленин.

Поэтому путинские ответы на вопросы и вызывают скептицизм в обществе. Глава государства непрерывно говорит четыре часа и умудряется ничего не сказать обеспокоенным гражданам. Это напоминает сеансы коллективного гипноза: «Спите спокойно, жители Багдада».

Но главное даже не это. Путин сталкивается с кризисом своего имиджа. Ведь если верить пропаганде, он – «альфа-стерх», альфа-самец, крутой и мужественный единоличный правитель России, почти диктатор и наполовину (большую и лучшую) Сталин.

Но на деле он не может посадить своего министра, не может наказать Чубайса, не может даже уволить министра образования (хоть и были намеки, что «эффективного реформатора» выкинут вот-вот). Я уж не говорю о смене правительства.

Получается, что реальный Путин – «правитель слабый и лукавый», не соответствующий тому образу, который ему создавали СМИ.

В ходе политического кризиса 2011-2012 годов аргументом для многих людей был вопрос «Если не Путин, то кто?» Люди голосовали за Путина, потому что не видели ему альтернативы. Как бы нам с таким ведением дел не дожить до эпохи, когда лозунгом станет «Кто угодно, только не Путин». Глава государства уже балансирует на грани, как когда-то Горбачев. Терпение истощается, причем сразу во всех слоях общества.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции.
Павел Святенков
Источник: km.ru

Комментариев нет: